Ковалев Сергей "Исцеление с помощью НЛП"

Cкачать в архиве

ПРЕДИСЛОВИЕ

Истина бывает настолько простой, что в нее никто не верит

А. Левальд

Скажите, хотите ли вы:

  • жить не болея,

  • быстро выздоравливать, легко заболев и/или

  • исцеляться, заболев «серьезно»?

Если нет, положите эту книгу обратно на полку — она не для вас (ну что поделать — не доросли...). Если да, то вам повезло — вы нашли искомое и желаемое. Потому что это не слишком объемное и совсем не академическое (в смысле общедоступности) издание, которое вы держите в руках, посвящено именно интересующему вас предмету— здоровью. А точнее, системе нейролингвистического программирования психосоматических исцелений (системе НЛП-ПСИ).

Не пугайтесь мудреного названия — это все так, только для сохранения научной строгости. В основе—несколько простых мыслей.

  • У каждого из нас есть мозг, возможности которого мы используем, мягко говоря, ограниченно и не рационально.

  • При определенных условиях этот самый мозг как бы переходит в другой режим работы и начинает творить чудеса — в частности, «выздоравливать» нас от весьма серьезных хворей и недугов (поройтесь в памяти, и вы найдете там массу случаев таких вот самоисцелений).

  • Поскольку лекарства нынче дороги, а врачи замучены безденежьем и оттого не слишком расположены к вдумчивой и кропотливой работе над вашим драгоценным здоровьем, достижение этого самого режима работы нашего мозга — его способность исцелять тело и душу — несомненно, было бы кстати.

Согласны? Ну тогда, как говорится, и книгу вам в руки. Эту самую, которую вы держите. Открывайте и читайте. О том, как с помощью одной из наиболее эффективных психотехнологий XXI века* — нейролингвис-тического программирования — можно, как минимум, резко повысить эффективность всех тех обычных ме-л дицинских процедур, коими вы пользуетесь, дабы быть если и не богатым, то здоровым. А как максимум — просто излечиться и даже исцелиться, не тратя времени на посещение врачей и денег на оплату лекарств. И — заодно — стать эффективным и счастливым в любой области вашей жизни... Но все это — только если вы действительно захотите. А вы — хотите? А. Моруа как-то сказал, что любому человеку в течение дня предоставляется не менее семи возможностей изменить свою жизнь. Как бы в ответ И. Сельвинский горько посетовал, что всякая жизнь, какая ни есть, — это мир упущенных возможностей... Перед вами — реальная возможность сделать себя здоровым, счастливым и эффективным. Вы выбираете эту возмож-ность? Если да, то «вперед и с песнями». Если нет, то

* Я не оговорился. НЛП - это действительно предтеча нейронауки и психологии XXI века. В то время как многие нынче широко используемые психологические и терапевтические доктрины пришли к нам из века девятнадцатого...

перечитайте еще раз сентенцию Сельвинского и возвращайтесь в свою обрыдлую жизнь с ее хворями и несчастьями. Я ведь ни на чем не настаиваю. Не могу и не хочу настаивать — это не в моих правилах. Каждый решает для себя и за себя. Так что «думайте сами, решайте сами — иметь или не иметь...» Но, помните, что, как утверждал А. Шопенгауэр, «здоровый нищий счастливее больного короля».

ОСНОВНЫЕ ИДЕИ И ПОСЫЛКИ

Многие вещи нам не понятны не поточу, что наши понятия слабы, но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.

К. Прутков

Этот случай спонтанш >го (внезапного) самоисцеления от одной из самых страшных болезней — рака — официально подтвержден Международной медицинской комиссией, состоящей из 23 ученых — четырех терапевтов, четырех хирургов, трех ортопедов, двух психиатров, радиолога, нейропсихиатра, офтальмолога, педиатра, кардиолога, онколога, нейролога, биохимика и двух врачей с общей практикой. Я описываю его по книге Р. Уилсона «Квантовая психология».

В 1962 году в военный госпиталь итальянского города Верона поступил некто по имени Витторио Ми-келли. Причина поступления этого молодого еще человека заключалась в прогрессирующей карциноме — да такой, что вся левая сторона таза выглядела у него словно «съеденной» раком, а левая его нога должна была просто вот-вот отвалиться. Состояние Микелли непрерывно ухудшалось (несмотря на все усилия врачей), и случай этот казался попросту безнадежным.

24 мая 1963 года Витторио выписался из госпиталя и отправился в Лурд (есть во Франции такой святой источник), где совершил омовение в его чудотворной воде. Свои переживания от этого омовения он впоследствии описывал как неожиданное распространившееся по телу ощущение тепла. А дальше начались чудеса. К Микелли вернулся давно исчезнувший аппетит, и он начал с удовольствием есть. Молодой человек почувствовал в себе новую энергию.

Примерно через месяц Витторио вернулся в госпиталь, где ему был сделан повторный рентгеновский снимок. Взглянув не него, врачи не поверили своим глазам. Оказалось, что опухоль значительно уменьшилась. А далее она просто полностью исчезла. Разрушенные тазовые кости начали восстанавливаться. И через некоторое время Витторио Микелли был совершенно здоров...

Не правда ли, весьма впечатляющий случай? Настолько впечатляющий, что хочется тут же бросить все свои дела, собрать или занять денег и немедленно отправиться в Лурд, дабы омывшись святой водичкой, быстро и безболезненно излечиться от всех своих хворей и недугов — наличествующих и намечающихся...

Тем не менее, советую вам не торопиться. Во-первых, потому, что вы можете съездить во Францию напрасно — с 1858 по 1987 годы в Лурде было объявлено шесть тысяч случаев исцеления, но лишь шестьдесят четыре из них были признаны вышеупомянутой весьма дотошной и придирчивой Международной медицинской комиссией, так что ваши шансы действительно исцелиться не слишком высоки. А во-вторых, оттого, что если вы захотите, эта книга станет для вас тем, чем стал Лурд для Витторио Микелли, источником самоисцеления.

Исцеление с помощью НЛП

Может быть, вам покажется странным это мое заявление, но в случае с Микелли (и шестьюдесятью тремя его коллегами по внезапному исцелению) нет ничего необычного. Так называемые «спонтанные ремиссии и излечения» — неожиданные исчезновения серьезнейших болезней без каких-либо видимых причин «медицинско-биоло-гического» характера — встречаются так часто, что буквально каждый человек может назвать несколько случаев из жизненной практики (если и не своей собственной, то друзей и знакомых). Но вот что действительно любопытно во всех подобных исцелениях, так это то, что в большинстве случаев «лекарства», которые «принимали» эти самые исцеленные, были совершенно несопоставимо разнообразны — от собственной мочи или голубой глины до молитвы «Помилуй мя грешного» или мантры «Харе Кришна». Так что остается предположить единственное: в силу каких-то причин у всех этих больных произошла активизация некоего внутреннего механизма самоисцеления.

А теперь я сделаю еще одно странное заявление: на самом деле количество случаев спонтанных излечений куда больше, чем мы об этом знаем. И более того — почти все случаи действительного выздоровления можно отнести к психосоматическим самоисцелениям. Не верите? Но тогда как можно объяснить тот простой факт, что люди, жившие задолго до нашего высокопросвященного XXI века, как-то умудрялись излечиваться от весьма серьезных болезней, а не умирали в одночасье. Ведь современная биохимия очень точно и убедительно доказала, что до появления антибиотиков (т.е. до 1930 года) практически ни одно лекарство не могло быть эффективным! Похоже, что всех спасал тот самый, ныне широко известный «эффект плацебо» (это когда некое безвредное вещество дается больному под видом лекарства — и больной выздоравливает!). И исцеление происходило почти исключительно за счет веры пациентов в зачастую совершенно бесполезные (хорошо еще, что не вредные) зелья, которым им давали врачи. Веры, которая включала уже упомянутый мною внутренний механизм самоисцеления.

Один из моих учителей, блестящий гипнотерапевт Э. Росси, еще в молодости осуществил специальные исследования плацебо-эффекта, в ходе которых больным предлагали совершенно бесполезные вещества (плацебо), выдаваемые за конкретные виды лекарств. В итоге оказалось, что плацебо оказалось эффективным (то есть оказало реальное обезболивающее (!) воздействие) в 54 — 56% случаев!

Так что можно вполне согласиться с упомянутым в «Квантовой психологии» Р. Уилсона мнением О'Ри-гана, который утверждал, что почти все медицинские методы на протяжении почти всей человеческой истории были основаны на эффектах плацебо. Впрочем, очень может быть, что и современные системы излечения тоже в большой степени основываются на плацебо-эффекте. Так, (уже по Р. Уилсону и его «Квантовой психологии») согласно данным так называемой Службы технологической оценки, на сегодняшний день только 20% принятых в США медицинских процедур прошли проверку в ходе строгих и объективных исследований с учетом эффекта плацебо. То есть возможно, что 80% того, что с нами делают врачи, помогает только потому, что благодаря нашим надеждам, связываемым с лекарством или процедурой (ну, разумеется, суперсовременной и гарантированно эффективной — правда, только с нашей, непросвещенной, точки зрения), мы каким-то образом (опять и снова) активизируем свой собственный внутренний механизм самоисцеления.

Пожалуй, настала пора назвать этот самый механизм — уникальный и удивительный. Так вот, имя ему — нейросоматический контур человеческого мозга.

У меня нет ни малейшего желания подробно объяснять вам восьмиконтурную теорию мозга-биокомпьютера Лири-Уилсона. Будет вполне достаточно, если вы примете или усвоите один-единственный факт: существования в вашей голове некоей системы, отвечающей за две крайне важные для любого человека вещи. Во-первых, за самоисцеления. А во-вторых — за ощущения сенсорно-соматического блаженства (того самого «телесного кайфа», который, увы, большинство из нас испытывает только после приема солидной порции далеко не безобидных веществ типа алкоголя или, упаси боже, наркотиков). Система эта есть у каждого из нас. Но активирована она только у немногих — «продвинутых». У тех, кто удосужился и смог это сделать.

Приведу простую аналогию: у большинства из вас, наверное, имеется компьютер. И вы привычно им пользуетесь — так же, как и собственным мозгом. Но, наверное, вы согласитесь со мной в том, что только единицы пользователей современных компьютерных систем используют их возможности в достаточно широком диапазоне. Большинство же ограничивается десятком привычных операций, в основном сводящимся к загрузке, инсталляции и вызову очередной компьютерной игрушки.

Проблема освоения, активизации и включения ней-росоматического контура нашего мозга рассматривается ныне нейронаукой как едва ли не главная —для дальнейшего выживания человека и человечества. Именно она находится в центре внимания различных духовных практик, христианской науки, холистической медицины и многих других научных и околонаучных дисциплин. Каковые вкупе и обнаружили, что проблема эта сводится к двум «проклятым» вопросам: о Вере и о Языке.

Первый из этих вопросов целиком и полностью относится к человеческим убеждениям. Ведь именно они оказывают колоссальное влияние на нашу жизнь. Ни для кого не секрет, что если человек по-настоящему верит, что он может что-то совершить или чего-то добиться, то он обязательно это самое «что-либо» и совершит, и добьется. Но если он убежден в невозможности чего-нибудь, это самое чего-нибудь вряд ли станет его достоянием. Как не без ехидства заметил Л. Орр, человеческий мозг ведет себя так, как если бы он состоял из двух частей: Думающего и Доказывающего. Думающий (а точнее, Верящий или Убежденный) может верить во что угодно — в бога, черта, коммунизм, демократию, а также в излечение от ревматизма вследствие плевка любимой тещи точно в центр поясницы. Доказывающий же все это доказывает. Доказывает все, во что верит Думающий.

Я позволю себе здесь привести весьма пространную цитату из другой книги — «Психология эволюции» уже упоминавшегося мною Р. Уилсона.

«Думающий может думать практически обо всем. Как показала история, он может думать, что Земля покоится на спинах, бесконечных черепах, или что она внутри пуста, или что она плывет в пространстве... Сравнительная религия и философия показывают, что Думающий может считать себя смертным, бессмертным, одновременно смертным и бессмертным (реинкар-национная модель) или даже несуществующим (буддизм). Он может думать, что живет в христианском, марксистском, научно-релятивистском или нацистском мире — и это еще далеко не все варианты.

Как часто наблюдалось психиатрами и психологами (к вящей досаде их медицинских коллег), Думающий может придумать себе болезнь и даже выздоровление.

Доказывающий — это гораздо более простой механизм. Он работает по единственному закону: что бы ни думал Думающий, Доказывающий это доказывает.

Вот типичный пример, породивший невероятные ужасы в этом столетии: если Думающий думает, что все евреи богаты, Доказывающий это докажет. Он найдет свидетельства в пользу того, что самый бедный еврей в самом захудалом гетто где-то прячет деньги. Подобным образом феминистки способны верить, что все мужчины (включая голодных бродяг, которые живут на улицах) эксплуатируют всех женщин (включая английскую королеву).

Если Думающий думает, что Солнце вращается вокруг Земли, Доказывающий услужливо организует восприятие так, чтобы оно соответствовало этой идее; если Думающий передумает и решит, что Земля вращается вокруг Солнца, Доказывающий организует свидетельства по-новому.

Если Думающий думает, что «святая вода» из Лурда излечит его люмбаго, Доказывающий будет искусно дирижировать сигналами от желез, мышц, органов и т.д. до тех пор, пока организм вновь не станет здоровым.

Конечно, довольно легко понять, что мозг других людей устроен именно так, намного труднее осознать, что точно так же устроен наш собственный мозг».

Все вышеперечисленное имеет самое прямое отношение к предмету нашего разговора — спонтанным самоисцелениям. Приведу всего один пример, чтобы вы в этом убедились. В своей прекрасной книге «Изменение убеждений с помощью НЛП» Р. Дилтс, весьма авторитетная фигура в современном нейролингвистичес-ком программировании описывает одно очень интересное исследование. В ходе его было опрошено сто человек, сумевших излечиться от рака — причем в заключительной его, практически неизлечимой стадии. Исследователи пытались выявить некий единый фактор, определивший исцеление всех этих людей.

Как выяснилось, между этими людьми не было ничего общего. Они сильно различались по полу, возрасту и социальному происхождению. Курсы лечения, которые получали эти больные, также были весьма различны. Одни из них подвергались обычным врачебным процедурам: хирургическим операциям, химиотерапии и облучению. Другие прибегали к нетрадиционным методам типа акупунктуры. Некоторые следовали специальным диетам. Кое-кто встал на путь психологии или религии. Были и такие, кто вообще ничего не делал.

Оказалось, что единственное, что было общего у всех этих ста исцеленных от смертельной болезни, это истовая вера в то, что их действия принесут желаемый результат.

Вот только не слишком обольщайтесь — по принципу «ну теперь я поверю и выздоровлю». Дело в том, что ваша вера должна быть воистину истовой и даже неистовой. Ибо похоже, что нейросоматический контур человеческого биокомпьютера устроен таким образом (увы, и к глубочайшему сожалению), что любое, пусть даже незначительное неверие он воспринимает как команду «прекратить операцию самоисцеления». А человек представляет собой столь сложное и многоуровневое образование, что, сплошь и рядом веруя во что-то «де юре» или сознательно, мы одновременно не верим в это «что-то» «де фактум» или бессознательно (вспомните-ка столь излюбленную многими и весьма типичную реакцию на неудачи — «в глубине души я в это никогда не верил...»).

Второй «проклятый» вопрос проблемы «включения» ответственного за спонтанные исцеления нейро-соматического контура возникает из невинного, но чреватого очень серьезными последствиями факта/суждения: того, что мы привычно разделяем сознание и тело. Разделяем настолько, что между этими двумя ипостасями нашей сущности возникает не то Железный занавес, не то Берлинская стена. В результате наше тело начисто перестает воспринимать команды нашего же сознания. И, естественно, не подчиняется им. Но не в силу врожденной вредности, а просто потому, что язык сознания не является языком тела. И все наши словесные вопли типа «Выздоровей!» или «Не болей!» в большинстве случаев воспринимаются нашим же любимым организмом как «непереводимая игра слов, основанная на точном знании местных диалектов». Мы как бы имеем две несовместимые информационные системы: соматическую (тела) и семантическую (сознания). Почти как у Киплинга: запад есть запад, восток есть восток, и друг друга им не понять (замените «запад» на «сознание», а «восток» на «тело» самостоятельно).

Пожалуй, наиболее точно (хотя и излишне академично) все это было сказано Т. Боуэрсом (цитирую его по книге Р. Уилсона «Квантовая психология»).

«Хотя тенденция разделять этиологические факторы болезни на психические и соматические компоненты во многих случаях имеет эвристическое основание, она, тем не менее, подразумевает дуализм «сознание-тело», который веками препятствовал поиску рационального решения. Возможно, мы должны по-новому сформулировать эту древнюю проблему — так, чтобы избавиться от огромной пропасти между отдельными «реальностями» сознания и тела...

Если процессы обработки и передачи информации являются общими для психической и соматической сфер, проблему сознания-тела можно переформулировать следующим образом: как информация, получаемая и обрабатываемая на семантическом уровне, преобразуется в информацию, которая может быть получена и обработана на соматическом уровне, и наоборот?»

Но, как очень точно заметил в этой же книге сам Р. Уилсон, вся эта проблема по сути своей сводится к трансляции или преобразованию, аналогов которого мы имеем множество.

«В теории информации преобразование — это перевод формы из одной информационной системы в другую. Когда я, например, разговариваю с вами по телефону, передатчик преобразовывает мои слова (звуковые волны) в электрические заряды, которые — если не вмешается телефонная компания — поступают в приемник у вас в руке, где они вновь преобразовываются в звуковые волны, которые вы расшифровываете как слова.

Подобным же образом, сидя за своим компьютером, я нажимаю клавиши, которые выглядят как буквы латинского алфавита, но при нажатиях возникают двоичные сигналы, поступающие в память компьютера. Слова преобразуются в электрические заряды. Когда я распечатываю набранный текст — если компьютер не сломается, — эти электрические заряды вновь преобразуются в слова, которые вы можете прочитать».

Практически все научные дисциплины, так или иначе связанные с «пробуждением» нейросоматическо-го контура, более всего бьются именно над этой самой проблемой — преобразования или трансляции. Однако факт, что случаи этой самой удачной трансляции и последующего исцеления встречается не столь уж часто, наводит на грустные мысли о бессилии современной науки. И поскольку старая наука с этой проблемой, похоже, не справилась, остается сущий пустяк: взять и создать новую нейронауку.

А теперь открою вам Главный Секрет. Есть такая... нет, не партия, а наука. Наука, которая решила (по крайней мере — отчасти) проблему трансляции, перевода с «языка сознания» на «язык тела» и, соответственно, позволяет сознательно управлять своим не слишком сознательным телом, активизируя нейросоматический контур самоисцеления. Имя этой науки — нейролингвистичсское программирование (НЛП).

Более подробно об этом самом НЛП рассказывается в первой главе данной книги, а о его использовании в качестве средства исцеления — во всех последующих главах. Поэтому здесь я позволю себе только заметить, что наука эта как раз и занимается вопросами грамотного использования возможностей человеческого мозга — в том числе и для целей самоисцеления.

Вот это самое «в том числе» нуждается в некотором разъяснении. Дело в том, что книга эта родилась не столько из теоретических изысканий на тему «Нейро-лингвистическое программирование и его использование в медицинской практике», сколько из конкретной работы с моими многочисленными пациентами. Как активно практикующий НЛП-психотерапевт, я постоянно сталкивался с различными психосоматическими (и просто телесными) недугами обращающихся ко мне за помощью людей — в большинстве случаев уже имевших за плечами опыт многочисленных, но неудачных курсов лечений. Естественно, я не мог спокойно проходить мимо человеческих страданий и пытался как-то помочь всем этим страждущим методами НЛП, что потребовало активного теоретического осмысления этой ипостаси нейролингвистического программирования. Оказалось, что в литературе по моей специальности приводится масса прецедентов совершенно блестящих исцелений в случаях, признанных безнадежными. Самым, пожалуй, показательным (во всяком случае, для меня и в плане понимания возможностей нейролингвистического программирования) оказался пример излечения уже упоминавшимся Р. Дилтсом его собственной матери, описанный в книге «Убеждения. Путь к здоровью и благополучию» Р. Дилтса, Т. Халлбома и С. Смита. Впрочем, предоставлю слово этому автору.

«В 1982 году в жизни моей матери наступил переломный момент. Очень многое в ее жизни менялось. Ее младший сын уезжал из дому, и она старалась понять, что для нее значит его отъезд. Юридическая фирма, где работал мой отец, начала разваливаться, и он собирался открывать свое дело. Ее кухня, сердце ее дома, сгорела, и она чувствовала себя из-за этого подавленной и расстроенной, потому что кухня была «ее местом» и частично показывала ее положение в нашей семье. В довершение всего этого она много работала в качестве медсестры у нескольких врачей, и все время она говорила: «Умираю, хочу в отпуск».

На фоне всех этих стрессов и изменений в ее жизни произошел рецидив рака груди с метастазами черепа, позвоночника, ребер и таза. Прогнозы врачей были не благоприятны. Они сказали, что сделают все возможное, чтобы «она чувствовала себя спокойно».

Мы с матерью провели четыре долгих дня, работая над ее убеждениями о ее болезни и о себе. Я использовал все подходящие методы НЛП. Для нее это было изнурительно. Когда мы не работали, она только ела и спала. Я помогал матери менять ряд ограничивающих убеждений, помогал ей смягчить основные конфликты, произошедшие в ее жизни из-за всех перемен. В результате той работы, что мы провели над ее убеждениями, она смогла добиться поразительных улучшений здоровья и решила не пить таблеток, не лечиться облучением и другими традиционными средствами. В то время, как я пишу эту книгу (7 лет спустя), она находится в нормальном здравии и симптомов рака больше нет. Она может по несколько раз в неделю проплывать по полкилометра, она живет счастливой полноценной жизнью: путешествует в Европу, даже снимается в рекламных роликах. Она всех нас воодушевляет в плане возможностей человека неизлечимо больного».

Обнаружив эти самые «медицинские» возможности НЛП, я начал активно применять нейролингвистическое программирование в излечении психосоматических больных и вскоре получил целый ряд весьма эффектных исцелений. Однако в том, что я делал, не хватало главного: системы. Которую и пришлось создать, опираясь на своеобразные «три источника и три составные части».

Вначале я обратился к работам тех, которых, я не знаю, удачно или нет, окрестил психосоматическими целителями. К представителям нетрадиционной медицины.

Работы многих из них — прежде всего Л. Хэй, М. Норбе-кова и Л. Фотиной — просто поразили меня свежестью мыслей и глубиной проникновения в интересующий меня предмет — психосоматические исцеления. И одновременно вызвали некую досаду, причем более всего — незавершенностью инструментальной части их подходов. Я отчетливо понял, что применение методов НЛП может помочь здесь быстрее и проще.

Затем произошло нечто вроде потрясения: я открыл для себя работы К. и С. Саймонтонов — американских специалистов, добившихся убедительных излечений тяжелых онкологических заболеваний с помощью изобретенной ими системы психосоматического лечения. В результате я мгновенно стал «правоверным саймонто-нианцем». Однако все та же практика, которая, как известно, является одним из главных критериев истины, довольно быстро показала мне, что блестящую и несомненно эффективную систему Саймонтонов можно улучшить, если опять-таки применить подходы и методы нейролингвистического программирования.

И я продолжил свои изыскания, в которых все чаще и чаще вставали два очень интересных вопроса: о взаимосвязи и взаимодействии системы «сознание — тело» и о конкретном внутреннем механизме человеческого мозга, который обеспечивает эту связь и одновременно включается во всех случаях психосоматических исцелений. И здесь мне опять повезло. На первый вопрос ответил Ф. Фанч, чьи удивительные и, по-моему, явно недооцененные отечественными читателями работы четко структурировали мои представления о Духовном и Физическом, а заодно и снабдили меня многими новыми техниками терапевтических интервенций. Ответ же на второй вопрос я нашел совсем-совсем недавно — уже после завершения создания своей системы. В книгах Р. Уилсона, посвященных описанию «программной» и «аппаратной» составляющих человеческого мозга — биокомпьютера и, в частности, уже известному вам нейросоматическому контуру.

В концу 1997 года все вроде бы приобрело законченную форму и начало работать. «Психосоматические» пациенты стали один за другим благодарно излечиваться, и я благодушно почил на лаврах, не имея никакой — ни задней, ни передней — мысли о хоть каком-то обобщении достигнутого. Но тут последовал звонок от Господина Бога, полномочным представителем коего оказалась Т. Ф. Петлина—директор очень уважаемого медицинского «Интермеда». Она попросила меня провести серию консультаций по НЛП для медицинского персонала этой организации, на что я хоть и без энтузиазма, но согласился. И оказалось, что мои скромные разработки в области НЛП-исцелений представляют несомненный интерес — настолько, что мне было предложено открыть институт и написать книгу.

От мысли создать институт я отказался сразу же, ибо до конца своих дней хочу оставаться деятелем, а не становиться администратором деятелей. Что же касается книги, то хорошо сознавая исключительную сложность даже самого простого изложения нейролингвистичес-кого программирования, я долго отнекивался, ссылаясь при этом не только на эту самую сложность, но и на свою занятость клиентами, а также на то, что я и так их удачно консультирую и изменяю к лучшему. Попытки друзей и знакомых апеллировать к моему авторскому тщеславию оказались тщетны (к своим, увы, уже далеко не юным годам я успел пройти и огонь, и воду, и медные трубы, после чего обнаружил, что действительно хочу только одного: спокойно заниматься своим делом). И тогда один из них (жаль, не помню кто), отвечая на мое, как казалось мне, «убойное» возражение: «То, что они сделают за 133 часа, я сделаю за 3!», привел фантастический по силе аргумент: «Но ты ведь не можешь излечить каждого!» Эта простая фраза просто потрясла меня своей очевидностью и стала триггером (вы скоро узнаете, что это такое), запустившим программу написания данного опуса. И, помучавшись несколько месяцев, я все-таки его написал — ту самую книгу, которую вы держите сейчас в руках.

В ней излагается то, что один из моих коллег и последователей нежданно-негаданно, но довольно удачно окрестил «системой нейролингвистического программирования психосоматических исцелений». Название это прижилось, хотя и сократилось до удобного «система НЛП-ПСИ» и даже просто «система ПСИ». Не знаю, заслуживают ли мои скромные разработки такого громкого названия. Если да, используйте именно его. Если нет, говорите просто о применении нейролингвистического программирования в психосоматическом исцелении. В любом случае я не обижусь — тем более, что в этой книге изложено не более 1/10 методической части этой самой системы...

Сразу же сделаю одно, но очень важное заявление. Система нейролингвистического программирования психосоматических исцелений — это очень и очень эффективный способ избавления от недугов и обретения здоровья. Но это вовсе не панацея — существуют и другие, не менее прекрасные и тоже не известные вам способы активизации нейросоматического контура нашего мозга: древние и современные. Более того, несмотря на то, что практически любая из связанных с болезнью напастей бедного человечества может быть излечена с помощью только лишь психосоматических методов, я ни под каким видом не рекомендую вам заменять необходимый вам же курс традиционного медицинского лечения (лекарства + процедуры) психологическими и психотерапевтическими техниками. И потому, что во многих случаях медикаментозно-процедурное лечение оказывается просто необходимым. И оттого, что представления о возможностях исцеления только лишь таким «физиологическим» образом настолько въелись в ваше бессознательное, что заменив традиционное лечение психосоматическим, вы можете ввергнуть себя в пучину сомнений относительно правильности сделанного вами шага. Но от сомнений до так необходимой вам веры — путь неблизкий. Так что не заменяйте (физиологию психологией), а дополняйте (чисто соматическое лечение — психосоматическим).

Сама по себе «система ПСИ» (уж позвольте мне пользоваться этим названием) в изложенном в данной книге ее варианте как бы состоит из двух частей, которые я окрестил «программа-минимум» и «программа-максимум».

Программа-минимум (текстологически соответствующая первой части этого опуса) представляет собой последовательный набор (комплекс) сведений, техник и упражнений «чистого» НЛП, как бы адаптированного для случаев излечения психосоматических (и просто соматических) заболеваний. Она включает в себя

  • изложение основ нейролингвистического программирования,

  • рассказ о психологии человеческих болезней (их психологических причинах и составляющих),

  • описание системы<х<хорошо сформулированного результата» и методов создания бессознательной готовности к достижению цели (сиречь, веры в исцеление)

  • и подробное изложение четырех «технических» комплексов НЛП-воздействий на вашу болезнь

- якорения,

- взмахов,

- субмодальностного редактирования и

- специальных техник избавления от проблемных и навязчивых состояний.

Программа-максимум (текстологически соответствующая второй части книги) посвящена описанию процедур более глубокой переработки и проработки болезней — не только методами нейролингвистическо-го программирования, но и близкими к ним «по духу» и хорошо зарекомендовавшими себя в практике. Она включает в себя сведения, техники и упражнения, предназначенные для

  • избавления от «болезнетворных» психотравм и последствий глубоких стрессов,

  • переопределения смысла и преимуществ болезни,

  • преодоления препятствующих вашему излечению ограничивающих убеждений (еще одно условие возникновения веры в исцеление),

  • высвобождения и переработки негативных чувств,

  • перепрограммирования вашей болезни за счет организации «договоренности» с поддерживающими ее частями (психики и бессознательного),

  • создания программы исцеления за счет формирования образа результата излечения и психологического обеспечения процесса этого самого исцеления

  • и поддержки излечения посредством подтверждающих утверждений, специальных методов НЛП и коррекции вашей жизни.

Структурная схема (алгоритм) системы ПСИ предваряет первую часть этой книги. Ну а структура психосоматического здоровья (то, что я назвал «счастливый атом» нейросоматического совершенства) предваряет ее вторую часть.

Так уж получилось, что в силу своего психического склада я просто не умею писать пространно. И всегда и везде предпочитаю излагать информацию, а не эмоции по ее поводу. В результате книга «Исцеление с помощью НЛП», которую вы держите в руках, очень сильно отличается от всех прочих, посвященных теме психосоматических излечений — если и не качеством, то уж точно информативностью («информационной емкостью»). Более всего это касается методической насыщенности данного опуса, в коем как-то уместилось более сотни (!) техник терапевтических интервенций и сто двадцать пять упражнений по их усвоению и применению. Но не бойтесь захлебнуться в этом сонме техник. Наоборот, радуйтесь возможности выбора из него тех, которые лучше всего подойдут лично вам (я еще ни разу не встречал хоть что-то, что опровергало бы известную поговорку «запас карман не тянет»).

Помимо сведений, техник и упражнений, вы встретите в моей книге еще и дзеновские притчи (большинство из них взято из книги Р. Блайса «Золотой век дзен»), которые только на первый взгляд кажутся «ненужным украшательством». Дело в том, что я являюсь давним поклонником дзен-буддизма. И как все, кто хорошо знаком с этой доктриной, считаю ее не религиозным направлением, а уникальной системой психотехнологий, способной колоссально расширить возможности человеческого разума (в идеале — до уровня Предельного Осознания). Поэтому не просто читайте эти притчи, но работайте с ними. Лучше всего — по технике медитации с осознанием, которая делается следующим образом.

1. Внимательно прочитайте дзеновскую притчу.

2. Поразмышляйте над ней 5-10 минут в общем до тех пор, пока вам не покажется, что вы осмыслили ее во всех отношениях.

3. Как только это произошло, засеките время и еще как минимум 10-15 минут продолэ/сайте обдумывание ибо только преодолев стадию «все понятно» наш ум может перейти на качественно новый уровень осмысления, который является более глубоким и содерэ/сательным. Так что потерпите озарения ради...

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 Все



Обращение к авторам и издательствам:
Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на книги принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.


Звоните: (495) 507-8793




Наши филиалы




Наша рассылка


Подписаться